Страна и люди

9 370 подписчиков

Свежие комментарии

  • Александр
    Раскачается Чувашия, как попрет женской силой! Вот тогда, Джонсон, держись!НЕОЯЗЫЧНИКИ РАЗРУ...
  • Иван Иванов
    каждой из них по большой губозакаточной машине.....Польша, Румыния и...
  • Наиль Назыров
    У меня один вопрос? Что разве наши службы не знали , что они творили? Почему только сейчас, за этих ворюг взялись? А ...Задержан ректор Р...

Почему мы не уничтожаем центр принятия решений на Украине

Почему мы не уничтожаем центр принятия решений на Украине

Почему мы не уничтожаем центр принятия решений на Украине

Очень сложно объяснить гражданскому человеку простейшие аксиомы военной жизни. Например, «приказ командира – закон для подчиненного»! Наверное, нет мужчины, даже не служившего в армии, который бы не знал этого выражения, закрепленного не только в народной памяти, но и в армейских уставах.

Тем не менее почитайте комментарии к любому материалу о военной операции на Украине и вы увидите, причем почти обязательно, ветку, открытую каким-либо «стратегом», на которой активно обсуждаются действия отдельных частей или подразделений в стиле «они что там дураки все, почему не пошли (или пошли) вон там, почему не уничтожили (или уничтожили) тех» и прочее.

Любой военный, хоть единожды участвующий в реальных боях, прекрасно понимает, что приказ, как бы глупо он не выглядел, сначала должен быть выполнен, а уже потом, если это потребуется, обжалован. Просто потому, что командир знает всегда больше, чем боец. И чем выше командир по должности, тем больше разница в знаниях. Так что, самодеятельность на войне почти всегда ведет к гибели…

Недавно увидел в интернете гневную тираду одного уважаемого журналиста о том, что российская армия не выполняет своих обещаний. Один из генералов обещал, что любой прилет на российскую территорию украинских снарядов повлечет ответку ударом по центрам принятия решений.
«И где ответка? – гневно вопрошал журналист. – Почему в Киеве все спокойно? Почему туда возвращаются иностранные посольства?»

Да потому, что не было приказа! Армия выполняет приказ! А решение о нанесении удара по так называемым «центрам принятия решений», кстати, откуда появился этот термин, мне не известно, принимает высшее командование ВС. В частности, лично Верховный.

Так центры или пункты?


Я прекрасно понимаю стремление некоторых людей подражать российскому президенту. Сказал Владимир Владимирович центры принятия решений, значит так и надо говорить всем остальным. А как насчет думать? Или думать только президент должен? Остальным достаточно владеть искусством подражания, как попугаям или воронам?

Когда российский президент говорит о внешней политике России и употребляет понятие «центры принятия решений», он имеет в виду органы управления других государств, альянса НАТО, ЕС.

В зависимости от государственного устройства каждая страна имеет свой центр принятия решений. Это может быть монарх, президент, парламент или ещё какой-то орган, который принимает военно-политические решения.

В России есть один центр принятия решений – Президент Российской Федерации. Именно его подпись под документом является последней. Он принимает военно-политические, экономические и прочие решения.

Те люди, которые разрабатывают эти решения, их не принимают. Они, как специалисты, повторюсь, разрабатывают варианты решений и прогнозируют последствия этих решений. Окончательный выбор делает один человек – президент.

А вот дальше на первый план выходят исполнители. Итак, президент принял военно-политическое решение. Предположим о начале специальной военной операции на Украине. Что дальше? Решение передается соответствующему министерству. В данном случае в Министерство обороны.

Это пункт управления стратегического уровня. И определяет министерство общий стратегический план операции. Дальше следуют пункты оперативного управления. Чаще всего это уровень корпусов и выше. Штабы оперативного управления ставят задачи пунктам тактического управления. Это могут быть бригады, полки, батальоны, роты и даже отдельные взводы.

Вот почему в ежедневных сводках МО РФ мы читаем фразу «уничтожено …пунктов управления». При этом редко уточняется, какие именно пункты уничтожены. Однако уничтожение любого, даже ротного, пункта управления является очень хорошим результатом, так как вносит определенную сумятицу в действия противной стороны и помогает выполнить боевую задачу своим подразделениям.

Почему сегодня так возросла роль пунктов управления?


Написал и сам засомневался в правильности написанного. Как-то странно получается, роль штабов была всегда крайне высока. И штабные офицеры были не менее ценными военнослужащими, чем знаменитые полководцы. А как же единственный генерал Красной Армии, даже не Герой Советского Союза, но кавалер ордена Победы? Как же Алексей Иннокентьевич Антонов?

Одиннадцать кавалеров ордена Победы. Десять маршалов и всего один генерал армии! И генерал этот только в феврале 1945 года стал начальником генерального штаба РККА. Однако начиная с 1943 года большинство приказов Ставки было подписано либо маршалом Сталиным, либо Антоновым, либо сразу обоими. Я специально посмотрел, что говорил маршал Жуков об Антонове:

«Этот культурный и образованный человек производил очень благоприятное впечатление. Антонов был очень близок к Сталину, который считался с его мнением, питал к нему явную симпатию и доверие, проводил вдвоем с ним долгие часы, обсуждая положение на фронтах и планируя будущие операции. Антонов держался просто, без высокомерия и гонора».

Но вернемся к штабной работе. Современная война выглядит совершенно не так, как её показывают в большинстве современных фильмов и даже в репортажах с мест сражений. Сегодня это комплекс работы различных родов и видов ВС. Общевойсковой командир часто имеет в своем распоряжении не только артиллерийские и танковые подразделения, но и авиацию, а иногда даже корабли ВМФ.

Естественно, управлять таким хозяйством без штаба просто невозможно. Именно в штаб стекается вся информация о происходящем на поле боя. Именно сюда передаются данные всех видов разведки. Именно в штабе все это анализируется, и на основании этого анализа вырабатываются варианты дальнейших действий.

Любой приказ командира или начальника должен быть обоснован. Поэтому наряду с приказом подчиненным передается пакет документов, в котором находятся карты, таблицы, расчеты, пояснительные записки и многое другое. Именно поэтому, если посмотреть репортажи из штабов соединений и объединений, можно увидеть большое количество старших офицеров.

Все было бы очень красиво, если бы не было противника. Но на войне, увы, так не бывает. Именно поэтому любые планы постоянно корректируются, с учетом изменения ситуации на поле боя. И вот тут-то и кроется опасность. При уничтожении любого звена вся цепочка перестает функционировать. Это я про те ежедневные сводки, в которых указывается количество уничтоженных пунктов управления…

Как это работает в условиях специальной операции на Украине?


Наверное, многие читатели видели интервью с пленными солдатами ВСУ, в которых они сетовали на то, что их бросило командование. Удивительно, почему неплохо обученные бойцы и командиры вдруг превращались в слепых котят, которые сдавались только потому, что не получали команд от вышестоящего начальства. Но с военной точки зрения ничего удивительного в этом нет.

И ещё одно наблюдение. Опять же, когда слушаешь сводки командования ВСУ возникает ощущение, что там в штабах все перепились и в таком состоянии пишут сводки. Это же относится и к выступлениям Зеленского и его камарильи. Сколько уже было сказано о неадекватности укропрезидента? А может, причина в другом?

Дело в том, что пункты управления уже на уровне бригады достаточно уязвимы для разведки. Во-первых, это достаточно большое хозяйство, с большим количеством техники, которое трудно скрыть. Во-вторых, работа средств связи. Это очень быстро засекается средствами РЭБ.

Ещё более уязвимы вышестоящие штабы. И не потому, что там не соблюдаются меры безопасности, просто никто со времен СССР их не менял. И находятся они в подавляющем большинстве на тех же местах, что и советские штабы. Почему находятся? Опять ответ прост. Это советские ЗКП. А они выдержат даже удар ядерной бомбы…

Итак, до сих пор я писал о связи штабов в сторону нижестоящих, но ведь есть и обратная связь. Нижестоящие докладывают ситуацию вышестоящим. И так до Верховного. А если в каком-то звене связь нарушена? Тогда доклад идет исходя из тех данных, которые были сообщены ранее. А значит, достоверность всего сообщения сомнительна.

А дальше следует сообщение ВСУ об очередных успехах украинской армии, которое вызывает смех у нас и горькую усмешку у вэсэушников. Но и это ещё не все. На основании докладов Генеральный штаб планирует свои дальнейшие операции. К чему это приводит, как я думаю, понятно. Если бы не американская помощь, в смысле американские разведданные, то…

Вместо заключения


Я не зря начал материал с фразы о приказе. Уверен, что если поступит такой приказ, пункты управления ВСУ будут уничтожены. Даже ЗКП. Те, кто их строил, прекрасно знают не только сильные стороны таких пунктов, но слабые тоже. Да и то, что наши военные знают, как оттуда «вынимать» личный состав, мы уже видели один раз на Украине.

Сегодня на Украине работает достаточно много иностранных офицеров. Особенно в пунктах управления войсками. Не удивлюсь, а судя по тому, как оперативно в сети появились сведения о натовских генералах под «Азовсталью», это так и есть, фамилии и должности этих офицеров известны, приказ не дается лишь потому, что эти офицеры необходимы нам для того, чтобы придержать воинственный пыл НАТО.

Сегодня очень многие горячие головы говорят об остановке наступления в Харьковской области. Наступление не остановлено. Мы просто не хотим из Харькова делать второй Мариуполь. Что происходит с ВСУ, которые выходят на оперативный простор? Что произошло буквально сегодня с двумя батальонами, которые изготовились к атаке? 40 единиц техники и почти весь личный состав отправились к Бандере…

А штабы, те самые пункты управления, работают и будут работать. Это мозг армии...
Автор:
Александр Ставер

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх