Страна и люди

9 373 подписчика

ЖИЗНЬ ЗА ДВОЙНУЮ ОПЛАТУ, СМЕРТЬ – ДАРОМ: РАНЕНЫХ СПАСАТЬ БУДЕТ НЕКОМУ

ЖИЗНЬ ЗА ДВОЙНУЮ ОПЛАТУ, СМЕРТЬ – ДАРОМ: РАНЕНЫХ СПАСАТЬ БУДЕТ НЕКОМУ

Жизнь за двойную оплату, смерть – даром: Раненых спасать будет некомуФОТО: АНАСТАСИЯ АНТОНОВА / ТЕЛЕКАНАЛ ЦАРЬГРАД

Русская союзная армия километр за километром перемалывает укронацистов, двигает вперёд линию фронта. Рядом с бойцами и мирными жителями в зоне боевых действий всегда работают медики. Без отдыха и практически без сна они ежедневно спасают жизни, возвращают в строй, становятся последней надеждой. Для них все раненые равны, все жизни – бесценны. Ехать добровольцами в Донбасс вызвались тысячи русских медиков-добровольцев. Они не ждали и не ждут от государства благодарности, но есть проблемы, которые просто-напросто мешают их работе. Подробнее – в материале Царьграда.

Начало мая, Мариуполь. Большая часть города уже освобождена, но днём всё содрогается от грохота взрывов с Левобережного района: русская авиация бомбит "Азовсталь", где засели нацбаты. Мы находимся в здании бывшей частной стоматологии, сейчас здесь работает пункт первой скорой медицинской помощи. На песочно-жёлтом кафельном полу носилки. Седая женщина с серой кожей даже не стонет – только иногда глухо мычит. И совсем не моргает.

Доктор в чёрной толстовке делает ей массаж сердца. Это Валерий Максимычев, анестезиолог-реаниматолог из Нижнего Новгорода. Он сейчас тут главный и у него уже должен был закончиться рабочий день.

Вокруг суетятся фельдшеры и медсёстры, быстро берут анализы.

Перчатки несите, капельницу…

Подчинённые понимают шефа с полуслова. Быстро появляется кислородная маска, капельница, препараты. Красные резиновые перчатки.

медики

ФОТО: АНАСТАСИЯ АНТОНОВА / ТЕЛЕКАНАЛ ЦАРЬГРАД

Её зовут Людмила, и ей чуть за 50. Я держу в руках её паспорт, где с фотографии серьёзно смотрит в камеру женщина с аккуратным, чуть ярковатым макияжем и каштановыми волосами до плеч. Мариупольская зоозащитница, раньше она содержала домашний приют для брошенных собак. Её квартира не пострадала – только разум. Пока район бомбили, Людмила перестала есть, все продукты отдавала своим питомцам – даже печенье, которое им было не нужно.

Подмосковные зоозащитники, узнав о ситуации из чатов, связались с русскими волонтёрами и попросили вывезти собак сначала в Донецк, потом в Россию. Но когда ребята туда добрались, оказалось, что спасать надо в первую очередь хозяйку. За вскрытой дверью в квартире царила полная антисанитария, метались голодные и озлобленные собаки, сама женщина лежала у стены без сознания. Когда мы везли её в клинику на Киевской улице, было непонятно, от чего в машине тяжелее дышать – от собак или от их совершенно запустившего себя человека.

И вот Людмила здесь.

– Она порозовела, смотрите. Моргает! Ей лучше становится на глазах! – я человек неопытный, радуюсь.

– Смотрите, как она дышит. Плохо дышит, – Максимычев поднимает на меня спокойный, сосредоточенный взгляд. – Это инсулиновая кома, судя по всему. Ей нужны были препараты, она их, видимо, не принимала. Шансов практически нет.

Я ничего не понимаю в том, как она дышит. Зато понимают медики, обступившие носилки. Седой фельдшер, сидящий у изголовья с кислородной маской, нежно убирает с грязного лба пациентки спутанные космы волос, смотрит ей в лицо и беззвучно шевелит губами. Молится. Становится страшно.

медики

ФОТО: АНАСТАСИЯ АНТОНОВА / ТЕЛЕКАНАЛ ЦАРЬГРАД

Мы покинули клинику, только когда стало очевидно, что иначе не успеем выбраться из города до комендантского часа.

Поезжайте. И вы домой идите, – всё так же спокойно и строго говорит Максимычев нам и персоналу. И садится на стул рядом с носилками. – Транспортировать её уже всё равно невозможно. Я остаюсь.

В четыре часа ночи он пришлёт мне сообщение: "Людмила умерла". До последнего он пытался её спасти. Увы, помощь подоспела слишком поздно, но он не сдавался. Просто не мог опустить руки.

На первой линии

Мы привезли Людмилу в эту клинику, потому что я точно знала: здесь сделают всё возможное и невозможное, чтобы спасти жизнь. Валерий Максимычев и его товарищ, хирург Борис Полуосьмак из Волгограда работали в Мариуполе с начала апреля, когда город полыхал. Оперировали, спасали жизни, вывозили людей под обстрелами, под прикрытием русских БТР. Собрали команду мариупольских медиков – фельдшеров, медсестёр. Выстраивали работу так, чтобы коллектив смог работать и после их отъезда.

В командировках я не раз сотрудничала с Валерием и Борисом – просто потому, что понимала: на них можно положиться. Именно с их помощью удалось переправить брошенных стариков из-под "Азовстали" в тыл и помочь многим людям. Самой драматичной оказалась история с Людмилой. Да, с самого начала было ясно, что женщина обречена, особенно с учётом условий, но Валерий боролся за её жизнь до последнего, отказавшись от сна.

медики

ФОТО: АНАСТАСИЯ АНТОНОВА / ТЕЛЕКАНАЛ ЦАРЬГРАД

Высочайший профессионализм и полное отсутствие профдеформации – редкое сочетание. Эти медики не могут оставаться равнодушными к чужой беде. Максимычев и Полуосьмак приехали сюда волонтёрами. Им повезло: устраивались через "Единую Россию", которая взяла на себя хотя бы их доставку от границы, размещение и питание. Но до Ростова-на-Дону добирались своим ходом, отпуска – за свой счёт. Другим медикам-добровольцам везёт меньше.

Самое сложное в работе медиков-волонтёров на освобождённых территориях – то, что решение ехать большинство из них принимают, не надеясь на государство, на свой страх и риск. По сути, они берут билет в один конец. Например, контракт с военной частью, где медики наиболее востребованы, – от трёх месяцев. Какой работодатель будет их ждать? Удастся ли договориться с начальством? Они едут трудиться с неизвестным результатом, не понимая до конца, где и как смогут устроиться и что с ними будет,

– рассказал Царьграду депутат новосибирского горсовета Ростислав Антонов, регулярно посещающий Донбасс с гуманитарными миссиями.  

Что характерно – медиков, желающих ехать в Донбасс добровольцами, очень много. Но понимания реального запроса на их помощь нет. Где-то образуется хронический дефицит и нехватка рук, а где-то квалифицированные специалисты сидят без дела, пока у них не заканчиваются деньги, и уезжают домой невостребованными.

На сегодняшний день один из немногих "работающих" проектов – у "Единой России". Они стараются организовать систему, распределять потоки, берут на себя проживание и питание. Но один их проект не закрывает всех дыр, с которыми приходится сталкиваться. Проект "Тыл", в котором я принимаю участие, – чисто волонтёрский, у нас нет государственной поддержки. Мы завозим врачей "штучно" и постоянно сталкиваемся с необходимостью решать логистические проблемы. Трудоустройство, размещение, медикаменты... Когда ребята начинают работать, мы им постоянно довозим препараты и расходники,

– рассказал о положении дел Антонов.

Что с того?

В понедельник, 20 июня, премьер-министр России Михаил Мишустин утвердил указ, согласно которому командированным в Донбасс госслужащим и специалистам из подведомственных федеральным госорганам учреждений должны выплачивать зарплату в двойном размере и компенсировать им расходы по жилью. Теоретически медики, отправляющиеся на передовую, в эту категорию попадают – но по какому принципу их будут отправлять в командировки, и всегда ли на это согласится работодатель?

"Думаю, тут необходимо включать другие структуры – например, военкоматы. Медик может подать по месту жительства заявку, заполнить соответствующую анкету. И по мере необходимости военкомат будет высылать вызов в учреждение на этого добровольца. Специалист будет ехать с полной поддержкой государства, сохранением своего рабочего места и пониманием того, куда, зачем и на сколько он едет. Кроме того, через межведомственное взаимодействие именно военкоматы смогут получать системную информацию о потребностях военных частей и гражданских учреждений на освобождённых территориях, в ДНР и ЛНР", – поделился идеей Ростислав Антонов.

При подготовке материала я связалась с Валерием и Борисом, чтобы узнать их мнение по сложившейся ситуации. Они ответили чуть разными словами одно и то же: "Ни о каком поощрении мы не думали, когда ехали, мы просто должны были быть там".

Но это совсем не значит, что поддержка этим людям действительно не нужна.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх