Страна и люди

9 373 подписчика

Мобилизация экономики неизбежна

Мобилизация экономики неизбежна

Как и национализация стратегически важных отраслей, сконцентрированных в руках олигархов

На фото: сотрудники во время работы на производстве на первом в России специализированном заводе по выпуску крупноразмерных военных беспилотных летательных аппаратов (БПЛА) компании "Кронштадт", Дубна, Московская область
На фото: сотрудники во время работы на производстве на первом в России специализированном заводе по выпуску крупноразмерных военных беспилотных летательных аппаратов (БПЛА) компании «Кронштадт», Дубна, Московская область (Фото: Вадим Савицкий/Пресс-служба Минобороны РФ/ТАСС)
Материал комментируют:

Запрос на образ будущего в стране звучит постоянно. Особенно в нынешних непростых условиях россияне хотят понимать, к чему готовиться, что их ждет впереди?

Ответ на этот вопрос искали и в ходе проведенной на днях дискуссии из цикла «Будущее России» за «круглым столом» в Экспертном институте социальных исследований (ЭИСИ). Было отмечено, что экономика России «конечно, будет мобилизационной, иначе мы просто не выживем». Кроме того, будущая экономика России «скорее всего, будет с элементами планового хозяйства».

— У нашей страны есть исторический опыт мобилизации экономики. Россия со времен царской империи, по сути, постоянно переходит из одного мобилизационного периода в другой — это прошедшие войны и последующее восстановление хозяйства страны, — считает доктор технических наук, профессор, эксперт в области ракетно-космического и оборонно-промышленного комплекса, машиностроения, металлообработки и литейного производства, бортовой инженер-испытатель авиационной и космической техники Владимир Евсеев:

— За это время наработаны опыт, законодательная и методическая базы (были в свое время).

Известны все ходы, которые должны сделать и государство и общество практически во всех сферах деятельности. Это первое положение.

Второе — чисто военный аспект — применительно к обществу и экономике. Когда применяется мобилизационная модель экономика в военном аспекте, то вся промышленность переходит на военные рельсы. А у каждого предприятия есть свой мобилизационный план. Но так было в советское время.

Вспомним 1941 год, создание и работа Государственного комитета обороны. Сейчас говорить об этом довольно трудно. Потому что большинство предприятий — частные. Хотя мобилизационные планы есть у руководства каждого военного округа и администрации каждого субъекта РФ. Но это все вводится в случае угрозы войны. У нас сейчас такого периода нет.

Поэтому можно вести речь о первом факторе — перевод экономики на мобилизационные рельсы в связи, скажем, с усложнением международной обстановки, в связи с военной специальной операцией на Украине. Потому что победа куется в тылу. А тыл для нас — это экономика, производство вооружений, боеприпасов, всех видов продукции, обеспечивающей боевые действия. Это также инфраструктура, транспортная система, логистика и т. д.

Мы обязательно должны обеспечивать войска, кроме боеприпасов, ракет, танков и боевых самолетов, еще и всеми видами техники, средствами управления, оборудованием, связью, коммуникациями, информационными каналами и многим другим. То есть, все это налаживается применительно к боевым действиям, к военной операции. А это значит, что экономика страны должна на это работать.

И уже есть элементы, которые позволяют говорить, что такой момент наступает — наше правительство вводит элементы мобилизационной экономики. Это не только всяческие ограничения и запреты. Идёт финансовая поддержка отраслей и крупных предприятий. Началась национализация промышленных предприятий. Правда, это не означает, что просто отобрали бизнес и все. Пока играют по правилам — выкупают предприятия в государственную собственность. И правильно — не нужно лишней напряженности в обществе и, главное, в бизнесе. Иначе бизнес вообще потеряет веру во все, а этого нельзя допускать.

«СП»: — То есть, бизнес тоже нуждается в поддержке, даже когда «все — для победы»?

— Правительство проводит такой курс фактически параллельно процессу финансовой поддержки и другой всевозможной помощи реальному сектору экономики. Однако, на мой взгляд, стратегического плана поддержки экономики нет. Конечно, все получилось довольно неожиданно. Но такой план должен был быть подготовлен уже давно, поскольку многие годы наша экономика находится в кризисе, с перемежающимися процессами стагнации и рецессии. А теперь приходится принимать срочные решения и меры различного уровня и характера.

Надо вводить полноценную модель мобилизационной экономики с концентрацией всех сил, ресурсов и полномочий в одних руках — в государственных, при активной и продуманной деятельности правительства. И обеспечивать принцип отраслевой поддержки, чтобы мы получали конечную продукцию по всем элементам технологического процесса ее производства. А сейчас этого нет.

«СП»: — Зато «оборонка» развивается полным ходом…

— Здесь все еще идет по старым рельсам, которые себе обеспечили все оборонные предприятия и отрасли оборонной промышленности в рамках ряда Государственных корпораций. Они имеют своих поставщиков, контрагентов, финансовые схемы. Сегодня нагрузка и интенсивность производства на оборонных предприятиях существенно возросла, надо производить вооружение и военную технику в больших масштабах, чтобы восполнить вышедшую из строя.

Оборонные предприятия открывают набор работников, новые рабочие места. Повышаются требования к организации производственного цикла по сравнению с мирным временем. Однако срывы все-таки бывают, идет постоянный поиск новых поставщиков оборонной сферы — надежных и качественных. Поэтому сейчас было бы вполне логичным ввести на какой-то период мобилизационную экономику и действовать строго в соответствии с разработанным планом. Потому что мы ведем спецоперацию на Украине, противостоим НАТО, а также всей Европе и США в экономическом плане из-за санкций, что равносильно военным действиям.

«СП»: — Вы отметили начало национализации некоторых предприятий. Может, это признак того, что начался, скажем, тихий или скрытый стратегический разворот на мобилизацию экономики?

— Хотелось бы, чтобы было именно так. Но пока в национализации инициативу проявляют сами владельцы некоторых предприятий, не относящихся к оборонному комплексу. Они готовы в нынешних условиях продать все свои активы государству. Понятно, что не от хороших перспектив. Но этот процесс должен быть выстроен по-другому. Национализировать надо, в первую очередь, стратегически важные отрасли, которые сконцентрированы в руках олигархов. И в первую очередь, отрасли по добыче и переработке природных ресурсов, металлургии, станкостроения и ряда других. Это надо сделать очень продуманно в нынешних условиях. Потому что при неосторожных действиях можно просто разрушить все.

Поэтому и нужна сначала чётко спланированная мобилизационная экономика, в которой будут сформулированы условия действий, обеспечивающих нашу победу и развитие всех общегражданских отраслей.

Параллельно надо приступить к стратегическому планированию по отраслям, в котором необходимо заложить параметры развития, в том числе национализации, а также реализации новых стратегий и моделей экономических отношений (взамен неработающей неолиберальной модели). Для этого предлагается создать государственный орган — Росплан. При этом средний и малый бизнес — торговля и услуги, какая-то часть медицинской сферы и некоторых других сфер, должны оставаться в рыночных условиях свободного предпринимательства.

«СП»: — Вот такой деликатный вопрос. Не повторим ли печальный опыт СССР, когда во время гонки вооружений мы были вынуждены основные силы и средства направлять в оборонную сферу, все там развивать? Тогда, в итоге, по вооружению мы оказались действительно впереди планеты всей. Но явно проиграли в обеспечении простого советского человека — с его нуждами, интересами — сугубо гражданские сферы слишком отстали.

— Абсолютно правомочный и правильный вопрос. Для того чтобы теперь нам избежать такого перекоса и перегрузки экономики, надо немедленно разрабатывать стратегию развития России. Федеральный Закон о стратегическом планировании в экономике есть, но он не работает.

В отличие от гражданской сферы экономики, в оборонной сфере есть планирование развития вооружений в соответствии с Государственной программой. Имеются планы на пять, десять и пятнадцать лет. Это называется государственное планирование оборонного заказа и перспективы его развития. А вот в обычной промышленности, в гражданских отраслях — такого нет.

Вот, например, станкостроение — этой базовой отрасли в России, определяющей технологический уровень государства, по факту не существует. В 1990-е годы эта базовая отрасль промышленности была практически разрушена. Все станки и почти все оборудование покупали за границей, а теперь нам их никто не продаст. Так вот, у нас есть стратегия и программа, есть специалисты, есть Ассоциация станкостроителей.

Но в этой отрасли ничего не сделано, потому что, будучи президентом, Дмитрий Медведев не дал ход стратегии развития станкоинструментальной промышленности. А руководителем Ассоциации был последний министр станкостроения Советского Союза Николай Паничев. Уж сколько он бился в коридорах власти! Но сейчас он уже в солидном возрасте. Хотя там остался его ученик и последователь Георгий Самодуров, который возглавляет Ассоциацию станкостроения. Но невозможно пробить бюрократический заслон, чтобы возродить станкостроение, как стратегическую отрасль нашей экономики и промышленности. Хотя, в стране все зависит от станков и оборудования, от современных машин, которых у нас нет.

Конечно, западные станки и оборудования будут завозить в Россию благодаря разрешенному параллельному импорту из других стран. Но это же не импортозамещение, которое было объявлено еще в 2015 году. Тогда, напомню, процесс пошел бодро, были успехи. А потом через пару лет все сошло на нет, напомним, что этим процессом руководил вице-премьер правительства Аркадий Дворкович. А теперь приходится начинать сначала, хотя сегодня уже не те относительно спокойные времена, но сложились куда более суровые условия.

Мы коснулись только двух базовых направлений модернизационных преобразований в экономике страны. Отметим кратко, что крайне важно направить усилия государства на обеспечение решения ещё, как минимум, двух подобных проблем:

— реализация массовых плановых инвестиций из разных источников и на различных условиях в базовые отрасли промышленности, в создание сотен и тысяч современных автоматизированных, гибких заводов с внедрением цифровых технологий как в технологический процесс, так и в процесс организации производства (бизнес-процесс);

— возрождение и развитие инновационного процесса для внедрения передовых разработок, изобретений и ноу-хау в промышленное производство, поскольку сейчас этот процесс наша промышленность не воспринимает (высокие риски, отсутствует отраслевая наука, нет соответствующей инфраструктуры).

Для решения подобных задач необходимо воссоздать Государственный комитет по науке и технике, который призван решать такие задачи, обладая необходимыми полномочиями и ресурсами.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх