Страна и люди

9 370 подписчиков

Свежие комментарии

  • Александр
    Раскачается Чувашия, как попрет женской силой! Вот тогда, Джонсон, держись!НЕОЯЗЫЧНИКИ РАЗРУ...
  • Иван Иванов
    каждой из них по большой губозакаточной машине.....Польша, Румыния и...
  • Наиль Назыров
    У меня один вопрос? Что разве наши службы не знали , что они творили? Почему только сейчас, за этих ворюг взялись? А ...Задержан ректор Р...

"БЕДЛАМ ЭРОТОМАНИИ" И "ТЕАТРАЛЬНЫЙ ЛИБЕРАЛИЗМ": КАТОЛИЧЕСКАЯ ИЗНАНКА ВСКРЫТА

"БЕДЛАМ ЭРОТОМАНИИ" И "ТЕАТРАЛЬНЫЙ ЛИБЕРАЛИЗМ": КАТОЛИЧЕСКАЯ ИЗНАНКА ВСКРЫТА

Бедлам эротомании и театральный либерализм: Католическая изнанка вскрытаФОТО: OMAR MARQUES/ZUMAPRESS.COM/GLOBALLOOKPRESS

Первый русский телеканал Царьград продолжает публикацию глав книги главного редактора журнала "Наш современник", писателя, поэта и публициста Станислава Куняева "Шляхта и мы". Книги, во многом предсказавшей сегодняшние события на Украине и дающей ответы на многие вопросы, почему русская военная спецоперация была обусловлена всем ходом истории взаимодействия России и Запада, и в том числе многовековыми русско-польскими и православно-католическими отношениями.

Первая часть книги Станислава Куняева "Шляхта и мы"

Вторая часть книги Станислава Куняева "Шляхта и мы"

Третья часть книги Станислава Куняева "Шляхта и мы"

Лжедуховная экзальтация

...Что касается "мистической экзальтации", "католического мессианизма", "театрального либерализма", о котором вспоминали даже наши полонофилы, то я впервые задумался об этой черте польского характера, когда в 1964 году в одном из краковских костёлов увидел молящуюся женщину. Она буквально растворилась в экзальтированной молитве, словно бы желая в непроизвольных движениях слиться с каменными плитами костёла, глаза её были подёрнуты белёсой плёнкой, бледные пересохшие уста её лихорадочно то и дело вдыхали и выдыхали воздух костёла, насыщенный сухими запахами известняка и лака, которым были покрыты тускло поблёскивавшие ряды деревянных кресел и статуй католических святых.

Может быть, время, а может, война
женщину в тёмном платке истрепала,
не потому ли так сладко она
к каменным плитам костёла припала?
. . . . . . . . . .
Что ж, органист, забывайся, играй,
вечность клубится под сводами храма,
пусть расплеснётся она через край
из сладострастной утробы органа.

Это стихи написаны во время моей первой поездки в Польшу. Сейчас я понимаю, что, повторив два раза одно и то же слово "сладко", "сладострастная утроба", – я, глядя на истово молящуюся женщину, может быть, случайно прикоснулся к одной из болезненных тайн католицизма, о которых с поразительной проницательностью писал в "Очерках античного символизма и мифологии" русский философ А. Ф. Лосев. Простите меня за длинную цитату из Лосева, но лучше него об этой тайне не скажешь:

"Но ярче всего и соблазнительнее всего – это молитвенная практика католицизма. Мистик-платоник, как и византийский монах (ведь оба они, по преимуществу, греки) на высоте умной молитвы сидят спокойно, погрузившись в себя, причём плоть как бы перестаёт действовать в них, и ничто не шелохнется ни в них, ни вокруг них (для их сознания). Подвижник отсутствует сам для себя; он существует только для славы Божией.

Но посмотрите, что делается в католичестве. Соблазнённость и прельщённость плотью приводит к тому, что Дух Святой является блаженной Анджеле и нашептывает ей такие влюбленные речи: "Дочь Моя сладостная Мне., дочь Моя храм Мой, дочь Моя услаждение Мое, люби Меня, ибо очень люблю Я тебя, много больше, чем ты любишь Меня" (Откровения бл. Анджелы. Пер. Л. П. Карсавина. М., 1918).

Святая находится в сладкой истоме, не может найти себе места от любовных томлений. А Возлюбленный всё является и является и всё больше и больше разжигает её тело, её сердце, её кровь. Крест Христов представляется ей брачным ложем. Она сама через это входит в Бога:

И виделось мне, что нахожусь я в середине Троицы...

Она просит Христа показать ей хоть одну часть тела, распятого на кресте; и вот Он показывает ей... шею:

И тогда явил Он мне Свою шею и руки. Тотчас же прежняя печаль моя превратилась в такую радость и столь отличную от других радостей, что ничего и не видела и не чувствовала, кроме этого. Красота же шеи Его была такова, что невыразимо это. И тогда разумела я, что красота эта исходит от Божественности Его. Он же не являл мне ничего, кроме шеи этой, прекраснейшей и сладчайшей. И не умею сравнить этой красоты с чем-нибудь, ни с каким-нибудь существующим в мире цветом, а только со светом тела Христова, которое вижу я иногда, когда возносят его...

Что может быть более противоположно византийско-московскому суровому и целомудренному подвижничеству, как не эти постоянные кощунственные заявления: "Душа моя была прията в несотворённый свет и вознесена"... эти страстные взирания на крест Христов, на раны Христа и на отдельные члены Его тела, это насильственное вызывание кровавых пятен на собственном теле и т. д. и т. д.? В довершение всего Христос обнимает Анджелу рукою, которая пригвождена была ко Кресту... а она, вся исходя от томления, муки и счастья, говорит:

Иногда от теснейшего этого объятия кажется душе, что входит она в бок Христов. И ту радость, которую приемлет она там, и озарение рассказать невозможно. Ведь так они велики, что иногда не могла я стоять на ногах, но лежала, и отымался у меня язык... И лежала я, и отнялись у меня язык и члены тела...

Я не привожу (да было бы и странно подробно заниматься этим здесь) массы других фактов, типичных для католической мистики. Материалы, относящиеся к Терезе, Мехтильде, Гертруде и пр., очень выразительны в этом отношении. Замечу, кроме того, что я привёл несколько цитат не только не из самого яркого, что можно было бы привести, но даже и не из среднего. Приводить самое яркое и кощунственно, и противно (Примечание А. Ф. Лосева).

"БЕДЛАМ ЭРОТОМАНИИ" И "ТЕАТРАЛЬНЫЙ ЛИБЕРАЛИЗМ": КАТОЛИЧЕСКАЯ ИЗНАНКА ВСКРЫТА

ФОТО: ARMIN WEIGEL/DPA/GLOBALLOOKPRESS

Это, конечно, не молитва и не общение с Богом. Это – очень сильные галлюцинации на почве истерии, т. е. прелесть. И всех этих истериков, которым является Богородица и кормит их своими сосцами; всех этих истеричек, у которых при явлении Христа сладостный огонь проходит по всему телу и, между прочим, сокращается маточная мускулатура; весь этот бедлам эротомании, бесовской гордости и сатанизма – можно, конечно, только анафематствовать, вместе с Filioque, лежащим у католиков в основе каждого догмата и в основе их внутреннего устроения и молитвенной практики. В молитве опытно ощущается вся неправда католицизма. По учению православных подвижников, молитва, идущая с языка в сердце, никак не должна спускаться ниже сердца.

Православие и католицизм

Православная молитва пребывает в верхней части сердца, не ниже. Молитвенным и аскетическим опытом дознано на Востоке, что привитие молитвы в каком-нибудь другом месте организма всегда есть результат прелестного состояния. Католическая эротомания связана, по-видимому, с насильственным возбуждением и разгорячением нижней части сердца:

Старающийся привести в движение и разгорячить нижнюю часть сердца приводит в движение силу вожделения, которая, по близости к ней половых органов и по свойству своему, приводит в движение эти части. Невежественному употреблению вещественного пособия последует сильнейшее разжжение плотского вожделения. Какое странное явление! По-видимому, подвижник занимается молитвою, а занятие порождает похотение, которое должно бы умерщвляться занятием (Сочинения еп. Игнатия Брянчанинова. СПб., 1905).

Это кровяное разжжение вообще характерно для всякого мистического сектантства. Бушующая кровь приводит к самым невероятным телодвижениям, которые в католичестве ещё кое-как сдерживаются общецерковной дисциплиной, но которые в сектантстве достигают невероятных форм".

И дальше Лосев пишет о прельщении католицизмом наших полонофилов и соблазнах, которые "всегда бывали завлекательной приманкой для бестолковой, убогой по уму и по сердцу, воистину "беспризорной" русской интеллигенции. В те немногие минуты своего существования, когда она выдавливала из себя "религиозные чувства", она большею частью относилась к религии и христианству как к более интересной сенсации; и красивый, тонкий, "психологический", извилистый и увертливый, кровяно-воспаленный и в то же время юридически точный и дисциплинарно-требовательный католицизм, прекрасный, как сам сатана, – всегда был к услугам этих несчастных растленных душ.

Довольно одного того, что у католиков – бритый патриарх, который в алтаре садится на престол (к которому на Востоке еле прикасаются), что у них в соборах играют симфонические оркестры (напр., при канонизации святых), что на благословение папы и проповедь патеров молящиеся отвечают в храме аплодисментами, что там – статуи, орган, десятиминутная обедня и т. д. и т. д., чтобы усвоить всю духовно-стилевую несовместимость католичества и Православия.

Православие для католичества анархично (ибо чувство объективной, самой по себе данной истины, действительно, в католичестве утрачено, а меональное бытие всегда анархично). Католичество же для Православия развратно и прелестно (ибо меон, в котором барахтается, с этой точки зрения, верующий, всегда есть разврат).

Католицизм извращается в истерию, казуистику, формализм и инквизицию. Православие, развращаясь, даёт хулиганство, разбойничество, анархизм и бандитизм. Только в своём извращении и развращении они могут сойтись, в особенности если ил: синтезировать при помощи протестантско-возрожденского иудаизма, который умеет истерию и формализм, неврастению и римское право объединять с разбойничеством, кровавым сладострастием и сатанизмом при помощи холодного и сухого блуда политико-экономических теорий".

Вполне возможно, что нынешние мерзкие скандалы, потрясающие католический мир, – растление пастырями несовершеннолетних, оправдание мужеложства, благословение однополых браков и прочих чувственных, антихристианских извращений, – что все эти пороки западной церковной жизни в своей изначальной сути взращены мутными соками католической молитвы, о которой столь точно и беспощадно написал русский православный философ.

Продолжение следует

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх