Страна и люди

9 430 подписчиков

Свежие комментарии

  • Vladimir Kharchenko
    Мантуров - человек Путина. Автор статьи приплел его специально, чтобы подорвать доверие у пользователей к Главе Росси...ОТКУДА ЛИЧИНКИ В ...
  • swetlana werwein
    Ой, а про сауны и бани забыли... например вчера включили свою, нагрели...но передумали...сегодня ещё раз включим часа...Продажа кузнечико...
  • Александр Глущенко
    Они НИКОГДА НЕ ВЕЛИ СЕБЯ ПО "союзнически".. НИКОГДА И НИ В КАКОМ ВОПРОСЕ... Достаточно вспомнить Крым, Абхазию, Ю. Ос...Почему Белоруссия...

Пенсионерку приговорили к 8 годам колонии за перевод денег пленным внукам в Сирию

58-летняя пенсионерка Марину Комар из Петербурга несколько лет спонсировала террористов в Сирии. К такому выводу пришли сначала следователи, а затем и суд.

Пенсионерку приговорили к 8 годам колонии за перевод денег пленным внукам в Сирию

В итоге спонсора игиловцев* отправили на 8 лет в колонию. Казалось, что справедливость восторжествовала. Если бы не одно «но». Сама осужденная утверждает, что высылала деньги не смертникам, а своей дочери и пятерым внукам, которые оказались военнопленными в курдском лагере Аль-Холь. «КП-Петербург» решила разобраться, кто же прав в этой истории, и почему детей приравняли к террористам.
ВОСКРЕСНАЯ ШКОЛА
История, которая позже заполнит сотни страниц целых трех уголовных дел, началась с невинного отпуска в Турции. В 2005 году туда отправилась та самая 40-летняя Марина Комар и ее 17-летняя дочь Яна, которая позже и переедет в Сирию.

Пенсионерку приговорили к 8 годам колонии за перевод денег пленным внукам в Сирию

Первые трое деток родились еще в Петербурге
— Яна всегда хорошо училась, много лет профессионально занималась фигурным катанием. У нас была православная семья, дочь была крещенная, но эта поездка сказалась на ее мировоззрении. Яна начала изучать арабский язык, ходить на занятия по типу «воскресной школы», — рассказал «КП-Петербург» отец девушки Владимир Комар.
Школа эта называлась «Медресе», она была направлена на изучение основ устройства мусульманской жизни, обычаев и ислама.

Туда девушку пригласила знакомая.
— Нас с Мариной это, конечно, беспокоило, но ее убеждения оказались сильнее наших. Их всех там учили тому, что не они выбирают мужей, а мужья их. Так она и познакомилась со своим первым супругом, — объясняет Владимир Дмитриевич.
Первым мужем Яны оказался молодой студент из Йемена. В Петербурге он заканчивал ординатуру, хотел быть врачом, но когда на родине начались военные действия, он вернулся. Яну с собой не забрал, она тогда училась в университете на направлении «корпоративный менеджмент». В итоге Яна бросила своего мужа, но не ислам.
«УКРЕПИМ ИСЛАМСКОЕ ГОСУДАРСТВО*»
Через некоторое время в Интернете Яна познакомилась с азербайджанцем Денисом Поповым, живущим в Баку. Виртуальный роман быстро перерос в реальный. Иностранец прилетел в Петербург, и пара в 2011 году расписалась. Через три года у них было уже трое детишек.
— У Дениса не ладилось с работой, денег не хватало, поэтому они решили переехать к нему на родину в Баку. Мы их спокойно отпустили, зная, что там его родня. Но вскоре оттуда они уехали в Турцию, — уверяет Владимир. – Они хотели жить по мусульманским обычаям.
О желании жить по мусульманским обычаям Яна сама рассказывала матери в переписке. Марина ее поддерживала, пока в 2014 году ей неожиданно не пришло странное письмо:
«У нас все хорошо, мы недалеко от города Тель-Абьяд, это Сирия. Мы давно хотели сюда попасть. За новостями ты следишь, поэтому знаешь, что здесь объявили Халифат, для нас это актуально».
— Янка, вы с ума сошли. В Сирии же война идет! Зачем было брать туда малышей, чем они провинились? — пыталась вразумить Яну мать.
— А мы не с правительством, а с теми, кто воюет против них! Мы давно хотели жить и воспитывать детей в исламе! Нашей целью было жить на исламских землях по закону Аллаха, мы приехали сюда, чтобы всем, чем можем приблизить наступление исламского государства*, а теперь, когда это случилось, будем делать все для его укрепления и расширения!» — огорошила мать Яна.
ДЕНЬГИ БОЛЬШЕ НЕ НУЖНЫ
Несмотря на переезд Яны из страны, ей продолжали приходить детские пособия на детей в Петербурге. Их за свою дочь получала Марина, эти деньги она и переправляла Яне сначала в Баку, затем в Стамбул, а позже и в Сирию. В сумме за эти годы она перевела больше 700 тысяч рублей.

Пенсионерку приговорили к 8 годам колонии за перевод денег пленным внукам в Сирию

Так выглядел последний супруг Яны
Только если поначалу женщина не знала, что дочь поддерживает Исламское государство*, то тут все должно было стать очевидно. Доказывает это и их дальнейшая переписка. Однако на тот момент Исламское государство* еще не было признано террористической организацией, запрещенной на территории РФ. Решение суда вступило в силу только в 2015 году.
— Сама Марина утверждает, что дочь не поддерживала политику ИГИЛ*. К тому же, нахождение на территории Сирии не значит, что ты участвуешь в боевых действиях и воюешь на стороне террористов. Доказательств этому нет и в данном деле. Поэтому и нельзя говорить об умысле в финансировании терроризма со стороны Марины, — поясняет адвокат Марины.
Яна рассказывала матери, что у них все есть в достатке. Но позже она стала жаловаться, что уже месяц не виделась с мужем, объясняя это тем, что Денис находится в Ракке. Подлинных доказательств того, что он был боевиком ИГИЛ* — нет, но стоит отметить, что с 2013 по 2017 годы Ракка считалась столицей Исламского государства*. Рассказывает Яна и про зарплату, которую им начисляет местная власть. Каждому взрослым якобы платили по 50 долларов, а детям — по 35. Правда, вскоре эта благостная картина изменилась. И Яна стала просить деньги у мамы.
— Мама, давай в долларах. Присылай все, что есть, — писала дочь.

Пенсионерку приговорили к 8 годам колонии за перевод денег пленным внукам в Сирию

Внуков Марина видела только на фотографиях и по видеосвязи
СПИСКИ ИНТЕРПОЛА
В суде эта самая переписка позже станет главной уликой. В 2019 году на Яну возбудили уголовные дела по статьям: «Участие в деятельности террористической организации», «Склонение, вербовка или иное вовлечение лица в террористическую деятельность», «Участие в вооруженном формировании, не предусмотренном федеральным законом». Сразу после этого ее объявили в международный розыск. О том, что ее ищет Интерпол, Яна сразу же рассказала маме.
К этому моменту муж Яны Денис уже погиб во время обстрела. Она с тремя детьми переехала в общежитие для вдов. Вскоре оттуда ее третьей женой забрал к себе дагестанец, имя которого Яна не называла. Она родила ему ребенка, но брак продлился недолго. Ее супруг, как и предыдущий муж, погиб. Тогда в жизни Яны началась действительно черная полоса – в марте 2019 года вместе с детьми она попала в лагерь военнопленных Аль-Холь, подконтрольный курдам.

Пенсионерку приговорили к 8 годам колонии за перевод денег пленным внукам в Сирию

В лагерь Аль-Холь Яна попала с пятью детьми
— Территорию, где тогда жила Яна, захватили, она и дети оказались в плену. Это многотысячный палаточный лагерь. Яна хотела бежать из Сирии. Но ничего не вышло. Младшая дочка Яны была настолько больна и истощена, что попала в реанимацию «Красного креста», — поделился с «КП-Петербург» адвокат Марины Комар Андрей Анискевич.
«ХОТЕЛА ВЕРНУТЬ ДЕТЕЙ»
Выбраться из этого лагеря было практически невозможно. С 2018 года Россия перестала забирать из него женщин, на родину возвращают только детей. Но и для этого необходимо собрать массу документов, в том числе — сдать ДНК-тест, подтверждающий родство ребенка с гражданами России.
— С 2019 года мать Яны развернула масштабную деятельность по возврату внуков в Россию. Документы ей удалось собрать только на четырех детей. Но российские делегации к этому времени перестали допускать в лагерь, — говорит адвокат.
Собирая документы, женщина параллельно пыталась помочь внукам, как могла. Она продолжала пересылать Яне детские пособия и какие-то суммы от себя. Делать это возможно было только через третьих лиц.
— Прокурор на суде показал список карт и их владельцев, которым Марина переводила деньги. Понятное дело, что это все нерусские фамилии. Но как иначе? Нужно понимать, что ни о какой банковской системе в Аль-Холе речи идти не может, — уверяет Андрей Анискевич.
В доказательство того, что у Марины были благородные намерения, а не желание финансировать терроризм, адвокат приводит ее переписку с дочерью, но более позднюю. По ней видно, что настрой у Яны с 2014 года сильно изменился. В ней девушка уже ругает ИГИЛ*. Заявляет, что не придерживается позиции Исламского государства* и хочет вернуться домой. Деньги девушка просит на еду, вещи и лекарства для детей.

Пенсионерку приговорили к 8 годам колонии за перевод денег пленным внукам в Сирию

В лагерь дети приехали истощенными
«ВЫ ЖЕ СМОТРИТЕ ТЕЛЕВИЗОР»
Из-за переводов денег в Сирию в 2021 году на пенсионерку и возбудили уголовное дело.
— Первый допрос Марины проводили без адвоката. За основу взяли ее старые свидетельские показания по делу дочери. И Марина все подписала, — вздыхает адвокат.
В показаниях Марины неоднократно встречается формулировка: «При этом мне было известно, что моя дочь находится с людьми, которые воюют против правительственных войск Сирии и поддерживают идеологию Исламского государства*». Так женщина в буквальном смысле сама подписала себе приговор. По словам адвоката, тогда ей обещали, что в основу дела эти показания не пойдут. Так как она давала их без адвоката.

Пенсионерку приговорили к 8 годам колонии за перевод денег пленным внукам в Сирию

Дети часто болели, деньги на лекарства Яна просила у матери
Прокурор также руководствовался тем, что Марина – женщина образованная: видела по телевизору, что творится в Сирии, а значит, понимала, где находится ее дочь, и на что идут деньги. Этого оказалось достаточно для того, чтобы суд признал ее виновной и приговорил к 8 годам колонию общего режима.
Сама пенсионерка свою вину не признает и считает, что она помогала внукам, а не финансировала террористов. Вместе с адвокатом она планирует обжаловать приговор, чтобы добиться возвращения детей в Россию.
*ИГИЛ (Исламское государство) – запрещенная в РФ террористическая организация.
Читать далее →

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх